Три года в Египте. Часть 4: полное погружение

Реальная история жизни в нетуристическом Египте: четвёртая часть.

В предыдущих сериях:

Часть 1: Всё включено, ничего не исключено
Часть 2: Барака
Часть 3: Новая жизнь

 

Рекомендация открывает двери

Думаю, многие согласятся со мной в достаточно банальной, но вполне себе глубокой мысли о том, что жизнь похожа на сплетение нитей из человеческих судеб в единый ковёр истории. Порой, в нашей жизни буквально на мгновение возникает человек, который за короткий период времени способен оставить свой отпечаток и чему-то нас научить.

Как я уже рассказывал ранее, статус гостя хозяина открывал предо мной все двери гостиницы. В арабской культуре рекомендация может быть превыше всего, поэтому слово Хешама имело колоссальный вес. Сам хозяин, господин Абуд аль-Нассер, сначала общался со мной только из-за уважения к нашему общему другу, но позже мы с ним подружились и он с удовольствием беседовал со мной, а в свободное от работы время проводил мини-экскурсии по Каиру.

Абуд аль-Нассер

Думать, как масри

Мне пришлось очень быстро усваивать большое количество информации и «горшочек варил» на максимуме возможностей. Есть такое понятие, как полное погружение — это один из популярнейших методов изучения иностранных языков. Его суть заключается в том, что учитель и ученики говорят только на изучаемом языке, не пользуясь ни родным, ни каким-либо языком-посредником. Цель данного метода — начать думать на языке, который изучается. Так, поэтапно я учился мыслить, как масри.

Не пропустите — Пустынная Доха: стоповер в городе, где небоскрёбов больше, чем людей

Отель жил своей обычной жизнью, а поток туристов из разных стран, окружающих меня, становился нормой. С некоторыми из них я достаточно плотно общался, разумеется, с поправкой на свои лингвистические возможности. Так я познакомился с представителем одной из африканских стран, который приехал в Каир для того, чтобы посетить место, в котором жили Иисус с родителями до трех лет. Паломник был очень набожен и в разговоре употреблял имена святых, особенно Матери Божьей, в роли запятых. Впрочем, общались мы не так часто, ибо целыми днями он пропадал в многочисленных церквях района.

Одна из христианских церквей

Кроме того, в отель регулярно заезжали австралийцы, прилетавшие в Маср, чтобы посмотреть на пирамиды (и наверняка запилить годных фото). Смена часовых поясов и климата, давались им тяжелее всего, учитывая огромное расстояние между странами. Некоторое время они походили на зомби, ибо были вымотанными, но постепенно акклиматизировались и вливались в отельную компанию. Кстати, у меня также некоторое время ушло на акклиматизацию к Египту. Так, в течение месяца регулярно закладывало уши.

Также среди гостей было много египтян, проживающих за пределами Египта. Преимущественно это были копты, которые выехали во времена религиозных притеснений при втором президенте Анваре Садате. Пользовался популярностью отель и среди самих каирчан. Всё дело в том, что на последнем этаже находилось кафе, в котором можно было хорошо и недорого покушать, а также выпить местного пивчанского.

Один из баров на крыше в Каире

К слову, о местной кухне. Мне очень нравилось кошари — это египетское национальное блюдо, которое готовится из риса, макарон и чечевицы. Всё это дело смешивают вместе, а затем приправляют томатно-уксусным соусом. Иногда в блюдо добавляются короткие кусочки спагетти, нут и обжаренный до хрустящей корочки репчатый лук. По желанию в блюдо можно было сделать ещё более пикантным за счёт чесночного сока или соусов (в том числе, острых).

Не пропустите — Уличная еда в незнакомой стране: 5 правил, которые нужно знать

Однако, фаворитом в египетской кухне с незапамятных времен являются бобы по-арабски — фуль. Это всенародно любимая национальная еда. Практически всё масри, вне зависимости от материального достатка, имеют это блюдо в своём рационе.

Фуль

В кафе не жаловались на клиентов, а во время проведения футбольных матчей здесь собирались самые настоящие аншлаги. И да, о Мо Салахе тогда знать никто не знал, а до его культа ещё было очень далеко. Тем не менее, масри — фанаты футбола. Во время матчей они становились единым организмом, который яростно поддерживал свою команду. Атмосфера очень походила на европейские пабы, с той лишь разницей, что здесь прямо в помещении курили шишу, а кроме пива фанаты активно пили ещё и чай.

Однако, настоящий Египет нельзя узнать, сидя в гостинице и листая рекламные брошюры турагентств, попивая пенный напиток. Общение с простыми людьми — вот, что открывает Маср. Каждый день я ходил по улицам мегаполиса, порой, заходил в такие отдаленные уголки, где никогда не видели европейцев. И вот именно в таких местах начиналось самое интересное. Как у Дмитрия Комарова — мир наизнанку.

Мой внешний вид, столь обычный для Украины, на окраинах Каира вызывал бурную реакцию местных. Походило это на кардинально разные эмоции во время футбольного матча. Что я только не слышал в свой адрес: и нескрываемое восхищение, и откровенные маты. Тогда я почувствовал то, что ощущают у нас темнокожие туристы, когда появляются в каком-то месте, не искушенном иностранными гостями.

Не пропустите: Маттала — аэропорт-призрак на юге Шри-Ланки

Много чему меня научили таксисты, в том числе, самому главному — не верить ни одному из них. Видя, что ты не араб, они на ходу просчитывали, как можно было на….дуть. Именно так со мной поступил таксист из Шарма, мило беседую о брате, живущем в Украине, и выжимая сумму, в несколько раз превышающую реальную цену. Не менее интересная эпопея была у меня с таксистом Ахмедом, который возил меня по столице Масра.

Такси в Каире

Такси, как способ изучения Каира

Через несколько дней после того, как я попал в Каир, мне захотелось повидать Хешама. Я спустился в холл гостиницы и попросил парня на ресепшн помочь мне с такси. Нет ничего проще, сказано — сделано. Выйдя на улицу, мне поймали первое попавшееся такси: услышав адрес, водитель кивнул головой в знак согласия и открыл предо мной дверь. Отъехав на некоторое расстояние, таксист, смущаясь, спросил:

— Хадретак, откуда?
— Из Украины.
— Алла, Алла серьезно?
— Да!
— Не может быть!
— Говорю тебе!

Несколько минут блаженная улыбка не слезала с губ таксиста. Так мы ехали, пока он не нарушил тишину, закончив свои математические вычисления в уме.

— Ахмед.
— Максим.
— Как, хадретак?
— Максим.
— Добро пожаловать в Египет, Максим!
— Спасибо Ахмед!

Траффик в Каире

Дальше, чтобы время в дороге пролетело быстрее, мы беседовали о всевозможных пустяках. Он спрашивал, как будет на моём языке право, лево, машина, люди и так далее, словно собирался таксовать на вокзале Выдубичи. Оказавшись возле офиса Хешама, Ахмед предложил свои услуги в дальнейшем, а я подумал, что это хорошая идея. Вместо того, чтобы каждый раз ловить такси, можно иметь постоянного водителя — это ведь здорово!

— Сколько тебе нужно денег?
— Совсем немного.
— Не много это сколько?
— Иншалла, 80 фунтов.

Без всякого сомнения, я достал из кармана деньги и отдал сияющему от счастья Ахмеду.

Вдоволь пообщавшись с Хешамом и его братьями, я собрался к себе и позвонил «личному водителю», но тот был очень далеко и не смог меня забрать. Тогда Акрам вызвался мне помочь поймать такси. Сделал он это довольно оригинально на мой взгляд, но вполне естественно для Египта. Выехав на дорогу, его машина начала набирать скорость, мимо нас проносились машины, но Акрам не обращал на них внимания. По его взгляду было видно, что он искал что-то, конкретное.

Вскоре мы поравнялись с такси, не останавливаясь, на полном ходу Акрам открыл окно и крикнул водителю:

— Хадретак, возьмешь мужчину до Рамзиса?
— Нет, извини бэша.

Честно говоря, я был удивлен данными переговорами о моем передвижении. А вот для моего друга, судя по всему, это было в порядке вещей. Подобное повторилось со второй и третьей машиной, пока четвертый таксист наконец согласился меня подвезти. Водителя звали Ислам — молодой парень, который, работая на старой машине, копил себе на обучение. При этом его родные не разделяли данный способ заработка и всячески препятствовали. Поэтому ему приходилось скрывать от них, что он таксует.

Не пропустите: Топ-10 самых красивых автомобильных маршрутов

Словно в подтверждение его рассказа зазвонил телефон — это был отец. Ислам остановил машину, зажал телефонную трубку своей ладонью и стал клясться, что сейчас делает задание на завтра. Судя по всему, отец ему не верил и звонил снова и снова каждые пять минут. В итоге, с горем пополам я добрался до своего места назначения.

Каирский Жигуль

Через пару дней после моих приключений Хешам пригласил меня к себе. Позвонив Ахмеду, я спросил: может ли он меня забрать? Тот с радостью сказал, что скоро подъедет ко мне и можно выходить. Я не торопился, поскольку уже понял, что «скоро» в Египте — это не так уж и быстро. По итогу, я ждал Ахмеда возле входа в гостиницу минут пятнадцать, но это было не самое интересное. Оказалось, что я — не единственный пассажир. На заднем сиденье уже разместились двое мужчин.

— Хадретак, я быстро отвезу на место этих мужчин.
— Хорошо, — согласился я.

Первого хадретака Ахмед действительно высадил не далеко, место назначения второго оказалось в другом конце города. Как выяснилось позже, египетские таксисты часто набирают несколько пассажиров и по мере возможности развозят их. В общем, к Хешаму меня привезли через два с половиной часа. Впрочем, цена моего проезда не поменялась, а знакомство с новыми местами расширяло мои познания Каира.

Рынок в Каире

Приехали

Ахмед возил меня еще пару раз, а закончилась моя история с ним после того, как Хешам поинтересовался, в какую сумму мне обходится «личный водитель».

— Макс, я вижу, что ты приезжаешь на такси. Сколько он берет с тебя?
— Восемьдесят фунтов в одну сторону.
— Сколько? Восемьдесят? Это дорого! На эти деньги ты можешь приехать ко мне и обратно. Дай мне его телефон, я поговорю с ним!
— Позволь мне самому с ним разобраться.

На следующий день, вызвав Ахмеда, я проехал по знакомому маршруту. На месте я начал рыться в карманах и разочарованно сказал, что забыл взять деньги, но это не проблема, завтра я отдам их. Хитрый водитель уверенный, что я постоянно буду ему переплачивать, согласился получить деньги завтра.

Больше я не звонил Ахмеду, моё полное погружение давало плоды и я начинал думать как масри. Плохо это или хорошо? Я не думал об этом, мне уже было понятно — я становлюсь другим, а Маср служит для меня школой.

Продолжение следует…

Автор: Макс Ревега
Редакция:
 Игорь Павелко

 

Читайте также:

Места съемок «Игры Престолов», которые вы можете посетить

Лучшее кино об аварии на ЧАЭС: где снимали «Чернобыль»

Цена Эвереста: миллионы долларов, VIP-туры и горы трупов

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о